Издательство «НАУЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ»

МОСКВА, тел. +7(495)-755-19-13

Изд-во «НАУЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» : / Conference - cnf-2012-03 / Актуальные проблемы изучения отражения политического воспитания личного состава Красной Армии в межвоенный период в отечественной историографической науке
A+ R A-

Актуальные проблемы изучения отражения политического воспитания личного состава Красной Армии в межвоенный период в отечественной историографической науке

E-mail Печать

Е.Ю. Бобкова,  (К.п.н., доцент, Самарский институт (филиал) РГТЭУ)

alt

Конференция 03
СЕКЦИЯ - ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ И ИНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ

 

Материалы международной научно-практической конференции

" РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В XXI ВЕКЕ"

г. Москва, 21 декабря 2012 года

Изучение процесса накопления и приращения исторических знаний по теме политического воспитания личного состава Красной армии в хронологических рамках межвоенного периода, проведенное в формате проблемно-тематической историографии, является актуальным для современного этап развития отечественной исторической науки по следующим основаниям.

Во-первых, неординарность межвоенного периода в истории Советского государства и его Вооруженных сил. Именно тогда реализовалась большевистская концепция построения социализма в отдельно взятой стране и армия выступала в роли станового хребта Советской России и СССР. Все это, отразившись в историческом сознании социума, в последующем сказывалось на формировании определенного восприятия прошлого и современности у людей.

Во-вторых, эффективная система политического воспитания военнослужащих является одним из фундаментальных элементов обеспечения боеготовности Вооружённых Сил РФ. Трансформационные процессы, запущенные проводимой военной реформой, не могли не повлиять и на воспитательную работу в армии. И осмыслению такой ситуации способствует в полной мере обращение к историческому опыту, в том числе и на уровне историографических обобщений. Ведь человечество всегда  пытается найти и находит ответы на жесткие вызовы современности в огромной и богатейшей   сокровищнице исторического опыта.

В-третьих, диалектическая противоречивость историографической ситуации, сложившейся в начале XXI  в. в отечественной исторической науке. С одной стороны, методологический кризис, в который была ввергнута российская науки в 1990-е годы, преодолен. В условиях утвердившегося плюралистического многоголосия серьезные проблемы истории исследуются с новых подходов. С другой стороны, утверждение новых подходов не есть панацея от появления работ, в которых искажается историческая  правда. Нужна взвешенная конструктивная научная критика.

В-четвертых,  наличие большого фактографического и нарративного аспектов в материалах, имеющихся сегодня в научном обороте, в которых проблема политического воспитания личного состава РККА в межвоенный период нашла то или иное отражение. Однако по данной теме до настоящего времени отсутствуют специальные историографические исследования. Подобное предполагает проведение историографической разработки и выявление сущности и основных тенденций в истории изучения нашей темы. Следовательно, необходимо комплексно изучить и критически проанализировать имеющиеся по теме историографические факты и источники. Только на такой основе можно оценить уровень исследованности рассматриваемой темы, а также выявить тенденции познания в данной области исторических знаний, определить перспективы ее дальнейшего изучения.

Рассматриваемая проблема имеет свою историю истории изучения. В ней, если исходить из проблемно-хронологического подхода, можно выделить два крупных условных историографических периодам: советский (1920-е – 1991 гг.) и постсоветский (с 1992 г. и до наст. вр.).

Советский условный историографический период  (1920-е – 1991 гг.). История истории изучения проблемы политического воспитания личного состава Красной армии в межвоенный зафиксирована как в общих, так и в специальных исследованиях. Общие исследования можно разделить на  две группы. Первая группа — труды, посвященные истории советской исторической науки в целом. Они позволяют представить общие тенденции ее развития, проявившиеся в изучении вопросов  деятельности органов государственной власти и военного по политическому воспитанию личного состава РККА в 1920-е – июне 1941 гг.   Содержащиеся в них положения характеризуют влияние социально-политической атмосферы на творчество исследователей рассматриваемой проблемы.

Во второй группе выделяются работы, в которых затрагиваются проблемы изучения преимущественно военных аспектов советской историографии, где освещаются сюжеты, имеющие отношение к мирному периоду развития Советского государства. Из них можно почерпнуть некоторые сведения, имеющие отношение к истории историографии рассматриваемой в данных историографических очерках проблемы.

Специальные исследования. Имеются в виду, в первую очередь, работы по изучению истории проблемы партийно-политической работы в ВС СССР, в содержании которых  затрагиваются и аспекты анализируемой темы. Данная группа работ многочисленна, так как затрагивает такой многоаспектный феномен советской, истории, как партийно-политическая работа в ВС СССР.

Анализ показывает, что в 1920-х – первой половине 1950-х гг. история истории изучения партийно-политической работы проходила не очень активно. Она отражалась, главным образом, в небольших рецензиях или статьях в научной периодике. В них присутствовала обзорность и большая доля нарратива. Однако в конце 50-х – первой половине 60-х гг. XX века здесь произошел качественный сдвиг: история изучения проблемы партийно-политической работы в ВС СССР стала пополняться историографическими исследованиями. К тому времени накопился эмпирический материал, расширился круг источников, повысилась квалификация научных кадров, способных перейти от исторических исследований к историографическим.

С целью совершенствования познания истории партийно-политической работы в ВС СССР, в том числе и в области политического воспитания военнослужащих Красной армии, поставили вопрос о тщательном анализе опубликованной литературы и защищенных диссертаций, об их достоинствах и недостатках, о степени вовлечения в научный оборот и изученности источников, об определении путей научной разработанности исследуемой темы. В свет стали выходить публикации, на научном уровне рассматривающие, в комплексе с другими проблемами, и вопросы историографии партийно-политической работы, в том числе и по некоторым аспектам нашей темы. Главным образом и,  на уровне статей, опубликованных в научной периодике.

Со второй половины 1960-х гг. на фоне продолжающих издаваться небезынтересных статей появились возможности, позволившие ученым перейти к созданию историографических сборников и монографий, в которых определенное место было отведено истории партийно-политической работы и по исследуемой нами проблеме. Был защищено ряд диссертаций, отражавших в том или ином аспекте историю изучения рассматриваемой темы. Но она не освещалась как самостоятельная, а обязательно входила составной частью в блок проблем историографического осмысления темы воинской дисциплины и правопорядка, воинского, патриотического и интернационального воспитания военнослужащих на различных этапах истории Советского государства.  Причем, были защищены диссертации собственно историографического плана, где поднимались указанные выше проблемы, а также и диссертации по тематике партийно-политической работы, в которых имелись специальные главы (разделы) или фрагменты историографического характера. Отдельно подчеркнем, что специальным работам, так же, как и общим, присущи иделогизированность и политизированость, что обусловлено, в частности, их выполнением в теоретико-методологической системе координат догматизированного марксизма-ленинизма в большевистском его измерении.

Постсоветский условный историографический период (с 1992 г. и до наст. вр.). Здесь также имеются как общие, так и специальные исследования, выполненные с позиций новых подходов, которые проходили в 1990-х гг. процесс становления и утверждения. К общим исследованиям относятся труды, посвященные истории как советской, так и постсоветской исторической науки в целом. В них, подобно тому, как и в советской историографии, содержатся положения, характеризуют влияние социально-политической атмосферы на творчество исследователей рассматриваемой проблемы. Но труды выполнялись в бесцензурных условиях и без идеологического диктата  КПСС, что, конечно же, сказалось положительно на их научном качестве. Однако здесь имела место и политическая конъюнктура.

Специальные исследования. В их числе следует отметить, в первую очередь, коллективную монографию, посвященную проблемам правового воспитания личного состава  силовых структур Российского государства в 1918 – 2000 гг. В ней дан обзор истории истории изучения предмета исследования, и в данном контексте затронута тема морального духа Вооруженных сил Советского государства на различных этапах его развития. Такую же оценку можно дать и докторской диссертации М.В. Хачатуряна. В некоторых работах анализируемая тема нашла определенное отражение в комплексе с основным предметом исследования. Но именно нашей теме должного внимания не уделяется.

Давая оценку имеющимся историографическим публикациям по теме анализируемой в нашей монографии теме, следует отметить, что наряду  с достоинствами они имеют и слабые стороны. В некоторых из них содержится немало противоречащих друг другу характеристик и оценок одних и тех же событий и фактов, недостаточно аргументированных рекомендаций, порою, ни в коей мере не вытекающих из проведенных исследований. Не трудно заметить, что тема на различных этапах истории Советской России, СССР, РФ не рассматривалась в качестве самостоятельной проблемы. Налицо определенная локальность значительной части историографических работ, как правило, не выходящих за рамки выяснения какого-либо одного вопроса. В крупных же обобщающих трудах по проблемам партийно-политической работы в Советских Вооруженных силах историография анализируемой темы представлена в постановочном, общем плане.

Объект исследования – отечественная историография вопросов деятельности органов государственной власти и военного управления по политическому воспитанию личного состава Красной армии в  1920-е – июне 1941 гг., которая нашла свое отражение в большом количестве опубликованных источников, литературы, защищенных диссертаций, а также и в некоторых архивных документах и материалах.

Предметом исследования – сложившаяся исследовательская историографическая традиция изучения данной проблемы, взгляды советских и современных российских историков, анализ процесса накопления и приращения исторических знаний, глубины научной разработанности в отечественной историографии вопросов деятельности органов государственной власти и военного управления по политическому воспитанию личного состава Красной армии в  1920-е – июне 1941 гг.

Цель исследования —  всесторонний и комплексный анализ процессов формирования научных знаний по проблеме политического воспитания личного состава Красной армии в  1920-е – июне 1941 гг., количественного и качественного состояния отечественной историографии, ее основных тенденций и дальнейших перспектив развития.

Хронологические рамки исследования. Хронологические рамки анализируемых историографических фактов и источников ограничены периодом существования Красной армии в межвоеный период  (1920-е – июнь 1941 гг.). Хронологические рамки самой монографии  охватывают период с 1920-х гг. по настоящее время. Столь большой временной интервал позволяет наиболее полно проследить развитие историографии проблемы. Тем более, открывается возможность компаративного анализа советских и постсоветских    историографических источников.

Методологические основы историографических очерков Определяя их, автор исходил  из плюралистического многоголосия, утвердившегося сегодня в отечественной исторической науке.

Применялись следующие методологические подходы: диалектический и диалектическо-материалистический; развитый системный; компаративистский; формационный и цивилизационный. Автор монографии руководствовался такими методологическими принципами, как объективность и  историзм в изучении явлений, процессов, связей и отношений; принцип всестороннего подхода к изучаемым явлениями и фактам; принцип различия между прошлым и настоящим; принцип исторического контекста; принцип понимания истории как процесса; принцип здравого смысла; принцип корректности и деликатности в оценке фактов. Использовались следующие методы исследования Общенаучные методы: исторический и логический, классификационный, контент-анализ анализ и др. Специально-исторические: системный и сопоставительный, синхронный и диахронный; метод экстраполяции, периодизации и др. Историографические и источниковедческие методы исследования: проблемно-хронологический; периодизации; историко-сравнительный; логического и конкретного анализа; актуализации и др.

Основные источники, использованные при выполнении данных историографических очерков, можно разделить на три части:

1) историографические источники, представленные широким кругом общих и специальных исследований, а также научно-справочных изданий,  характеризующих указанную проблему;

2) исторические источники — комплекс документов, отражающих межвоенный период в истории Советского государства

3) дополнительные источники неисторического и неисториографического характера.

История изучения проблемы политического воспитания личного состава Красной армии в 1920-е – июне 1941 гг. прошла сложный, противоречивый путь. Это был закономерный поступательный процесса познания ряда, но далеко не всех,  аспектов в столь сложной сфере, как советское военное строительство, крупной составной частью которого являлась партийно-политическая работа в армии и на флоте, а  в ее рамках — политическое воспитание личного состава. Поэтому выглядит закономерным, что историографическое осмысление рассматриваемой проблемы проходило, главным образом, в рамках исследования историографических и исторических источников, имеющих отношение к проблемам партийно-политической работы, проводившейся властными структурами в РККА в хронологических рамках, указанных выше.

Развитие историографии рассматриваемой темы обусловливалось непосредственной конкретно-исторической обстановкой. Историографические и  исторические источники, в которых она нашла отражение, обширны и разнообразны. Они стали принадлежностью советской историографии, когда та развивалась в едином научном пространстве Советского Союза (1923 — 1991 гг.) и в научном пространстве России постсоветской (1992 — до наст. вр.).

Однако в данной связи следует обязательно подчеркнуть принципиально важное обстоятельство: к большому сожалению, научная проблема политического воспитания личного состава Красной армии    научная проблема пока что не стала предметом отдельного комплексного историографического исследования в отечественной исторической науке.

Имеются здесь и узкие места. Так, историографические и исторические источники, отражающие состояние деятельности властных структур по политическому воспитанию личного состава РККА в межвоенный период недостаточно исследованы. Если о роли и месте сталинских репрессий, их негативном влиянии на морально-психологическое состояние личного состава РККА, о падении уровня воинской дисциплины и правопорядка написано немало исторических трудов и защищено диссертаций, то тема, например, адаптации содержания форм и методов повышения качества политического воспитания военнослужащих РККА, практикуемых в мирное время к условиям участия Красной армии в локальных войнах и вооруженных конфликтах, практически не исследована (на уровне хотя бы обобщающей комплексной научной статьи).

Советская историография нашей темы — самая многочисленная в количественном отношении. Она прошла в своем развитии сложный и неоднозначный путь. Общий итог: научная разработка проблемы политического воспитания личного состава Красной армии в межвоенный период состоялась.

Однако данный процесс не смог выйти из системы координат догматизированного марксизма-ленинизма в большевистском его измерении, который был навязан идеологами правившей в стране компартии в качестве единственно верной, безальтернативной теоретико-методологической основы исторических исследований. Отсюда — односторонность, шаблонность, помноженные на чрезмерную идеологизацию и политизацию, в выводах, обобщениях и оценках. Кроме того, и это принципиально подчеркнуть, проблема, указанная выше, так и не стала предметом самостоятельного комплексного исследования как в собственно историческом, так и в историографическом плане.

Но изложенное выше ни в коем случае не может стать поводом к недооценке наработок предшественников в разработке рассматриваемой проблемы в советской историографии. Их критический анализ, а также осмысление и переосмысление с новых исторических подходов, которые утвердились сегодня в отечественной исторической науке, даст современным исследователям небезынтересный материал.

Современная историография проблемы  пережила сложное время зарождения, становления и утверждения новых подходов в отечественной исторической науке. Она развивается динамично, хотя, конечно же, еще молода. Здесь отсутствуют комплексные целевые исследования как собственно исторического, так и историографического плана, посвященные теме политического воспитания личного состава Красной армии в  межвоенный период. Однако имеющиеся научные наработки по проблеме, указанной выше, хотя и раскрывают ее только опосредованно (в комплексе с основными темами научных работ), они, тем не менее, могут расцениваться как первые и удачные попытки осмысления и переосмысления  неординарной темы в отечественной истории, которой посвящены настоящие историографические очерки. А это не может не внушать осторожный здоровый оптимизм в плане дальнейшей научной разработки проблемы политического воспитания личного состава Красной армии в межвоенный период.

Историографический анализ проблемы политического воспитания личного состава Красной армии в межвоенный период позволяет сделать такое  обобщение: историография нашей темы прошла детерминированный конкретно-исторической обстановкой путь своего становления, совершенствования и дальнейшего развития. Несмотря на все сложности, принцип преемственности идей в развитии был, в конечном итоге, соблюден. На базе обширного материала исследован широкий круг проблем в сфере политического воспитания личного состава Красной армии в межвоенный период,     роли и места здесь органов государственной власти и военного управления, сделаны важные теоретические выводы, сыгравшие свою роль на различных этапах истории изучения проблемы. Отдельные из них не потеряли актуальности и сейчас.

Необходимо подчеркнуть и то, что аналитическое осмысление и переосмысление опубликованной литературы и защищенных диссертаций, а также и комплекса документальных источников и источников личного происхождения, отражающих тему политического воспитания личного состава РКАА в межвоенный период позволяет заключить следующее: они являются именно теми историографическими и историческими источниками, которые определяют и будут определять основные направления развития и накопления исторических  знаний в данной области.

Думается, что основные тенденции, выведенные из аналитического материала настоящих историографических очерков   для каждого условного историографического этапа, имеют глубинную внутреннюю сущность, которую в обобщенном виде можно выразить следующими тезисами:

  • постоянное количественно-качественное приращение историографии данной темы;
  • расширение источниковой базы исследований по проблеме;
  • трансформация подходов отечественных историков к анализу объекта и предмета нашей монографии.

 


Видимо, имеются основания и для того, чтобы извлечь такой урок из историографического осмысления нашей темы: историческая наука должна быть свободной от диктата власти и не имеет права слепо следовать за политикой. На развитие исторической науки, особенно на ее оценочные положения, отрицательно влияет субъективизм политического руководства. Необходим правдивый, а не конъюнктурный анализ, где главный критерий — истинность исторических знаний.

Таким образом, историографический анализ проблемы политического воспитания личного состава Красной армии в межвоенный период  позволяет утверждать следующее: серьезная проблема отечественной истории, несмотря на некоторые  достижения, не нашла еще пока что достаточной научной разработки. Думается, ученых здесь ждет много интересных открытий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. 25 лет исторической науки в СССР / под ред. В. П. Волгина, Е. В. Тарле, А. М. Панкратовой. - М., 1942.  

2. Алексеева Г. Д. Историческая наука в России. Идеология. Политика (60 – 80-е годы XX века) / Г. Д. Алексеева. - М., 2003

3. Волков И. О некоторых вопросах истории начального периода строительства Вооруженных Сил / И. Волков // ВИЖ. - 1959. -№ 10. - С. 79-84

4. Греков Б. Д. Основные итоги и Великой Октябрьской социалистической революции. - М., 1948. - С. 3-24

5. Гречко А. Военная история и современность / А. Гречко // ВИЖ. - 1961. -  № 2. - С. 3-12.    

6. Гуревич А. О. О кризисе современной исторической науки // Вопр. истории. - 1991. - № 2-3. - С. 21-36

7. Данилов В. Л. Современная российская историография: в чем выход из кризиса // Нов. и новейшая история. - 1993. - № 6. - С. 95-101

8. Деркачев О. И. Деятельность Коммунистической партии по дальнейшему развитию и укреплению Красной Армии и Флота в 1921 – 1928 гг.: историогр. исслед. 1921 – 1980 гг.: дис… канд. ист. наук / О. И. Деркачев. - М., 1981.

9. Зарождение и развитие советской военной историографии. 1917 – 1941 / отв. ред. П. А.Жилин. - М., 1985

10. Изучение отечественной истории  за 50 лет Советской власти // Вопр. истории. - 1967. - № 11. - С. 2-24.

11. Имшинецкий Н. П. Советская историография деятельности Коммунистической партии по строительству Вооруженных Сил СССР в годы предвоенных пятилеток (1929 – 1941 гг.): дис… канд. ист. наук / Н. П. Имшинецкий. - М., 1978

12. Ипполитов Г. М.             О новых подходах к освещению советского периода российской истории (на примере Гражданской войны в России) //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011. Т.13 №3(41). С.222-228.

13. Искандеров А. Два взгляда на историю // Вопр. истории. - 2005. - №4. - С. 3-32

14. Конюховский В. И. Борьба Коммунистической партии за укрепление Красной Армии в годы мирного социалистического строительства (1921 – 1941 гг.): дис… докт. ист. наук / В. И. Конюховский. - М., 1961.  

15. Корнеев В. В. Кризис исторической науки в России // Кентавр. - 1994. - № 4.

16. Меликов В. Задачи военно-исторического исследования в Красной Армии / В. Меликов // Воен. кн. после мировой войны: воен.-библиограф. справ. Сб. 1. - М., 1925. - С. 7-12

17. Национальная политика КПСС: очерк историогр. - М., 1981

18. Нессен Г. Д. Деятельность Коммунистической партии по укреплению Советских Вооруженных Сил в предвоенные годы (1939 – 1941 гг.): дис… докт. ист. наук / Г. Д. Нессен. - М., 1965

19. Об изучении истории исторической науки // Вопр. истории. - 1956. - № 1. - С. 3-15

20. Очерки советской военной историографии. - М., 1974

21. Партийно-политическая работа в Вооруженных Силах СССР 1918 – 1973 гг.: ист. очерк. - М., 1974

22. Поляков Ю. А.. Историческая наука: люди и современность. - М., 1999; Исторические исследования в России: тенденции последних лет. - М., 1996;

23. Правовое воспитание личного состава силовых структур Российского государства: более 80 лет истории изучения (1918 – 2000 гг.): моногр.: в 2 т.  / А. В. Горожанин, Г. М.  Ипполитов,  В. В. Рыбников, М. В. Хачатурян. - Самара, 2003.

24. Рабинович Е. С. За изучение истории политработы (вместо рецензии на книги тт. Петухова и Савко) / Е. С. Рабинович // Война и революция. - 1929. - Кн.1. - С.124-136

25. Развитие советской исторической науки 1970 – 1974. - М., 1975;

26. Россия в ХХ веке. Судьбы исторической науки. - М., 1996

27. Ростунов И. Н. Советская историография в межвоенный период / И. Н. Ростунов // ВИЖ. - 1967. - № 11. - С. 86-93

28. Ростунов И. Н. У истоков советской военной историографии // ВИЖ. - 1967. - № 8. - С. 67-72

29. Рыбников В.В. Деятельность КПСС по интернациональному воспитанию советских воинов: историогр. исслед. / В. В. Рыбников. - М.: ВПА, 1986

30. Рыбников В.В. Деятельность КПСС по интернациональному воспитанию советских воинов. 1918 – 1986 гг.: историогр. исслед.: дис. докт.  ист. наук.  - М., 1987.

31. Сахаров А. Н. О новых подходах к истории России // Вопр. истории. - 2002. - № 8. - С. 3-20

32. Сахаров Е. За дальнейшее развитие советской военно-исторической науки / Е. Сахаров //  ВИЖ. - 1967. -  № 11. - С. 3-8. 

33. Сидорова Л. А. Оттепель в исторической науке: сов. историогр. первого послесталинского десятилетия / Л. А. Сидорова Л. А. - М., 1997.  

34. Скоробогаткин К. Полувековой путь советской военной науки / К. Скоробогаткин // ВИЖ.- 1968.  -  № 2. 

35. Советская историография / под общ. ред. Ю. Н. Афанасьева. - М., 1996

36. Согрин В. В. Осмысливая советский опыт. О новейших трудах по истории XX века / В. В. Согрин // ОНС. - 1999. - № 3.  - С. 114-122  и др.    

37. Хачатурян М. В. Деятельность государственных органов по правовому воспитанию военнослужащих России (1918 – 2000 гг.): историогр. исслед.: дис…докт. ист. наук / М. В. Хачатурян. - М., 2002.

38. Хвесин Т. О первом томе книги А. Свечина «Эволюция военного искусства» / Т. Хвесин // Воен. вестн. - 1928. - №  1. - С. 57-63.


© Е.Ю. Бобкова,  Журнал "Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики".

Книжные Изданияbadge

badge
  • Совершенствование методики технико-тактических действий хоккеистов 11-12 лет: методические рекомендации
  • Цифровизация и интеграция технологий и управления – механизм повышения эффективности
  • Повышение эффективности производства на основе оптимизации планирования и внедрения новых технологий оценки качества продукции
  • Методические основы предпринимательства